Как себя иуда ведет после предательства


История Иуды. Как все было на самом деле? - Православный журнал "Фома"

Со времен Евангельских событий человечество не знает имени более позорного и низкого, чем имя Иуды Искариота. Историю о том, как один из ближайших учеников Христа за тридцать сребреников предал своего Божественного Учителя на распятие, знают сегодня даже люди, ни разу в жизни не читавшие Библию. Но у тех, кто читал Евангельский рассказ о предательстве Иуды, неизбежно возникает ряд вопросов. Поступки Иуды поражают какой-то удивительной внутренней непоследовательностью. Ведь даже в предательстве должна быть определенная логика. А то, что сделал Иуда, настолько противоречиво и бессмысленно, что не укладывается даже в логику предательства. Впрочем, до определенного момента его действия понятны. Задумав предать Христа, Иуда идет к первосвященникам и говорит: что вы дадите мне, если я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Христа. Случай подвернулся на следующую же ночь. Иуда приводит вооруженный отряд воинов и слуг первосвященников в Гефсиманский сад, где обычно проводили ночь Христос и апостолы. “Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел?”

И тут возникает вопрос: почему для того чтобы указать на Христа, Иуда избрал такой вызывающе-наглый способ? Ведь обычно предатель стыдится даже просто взглянуть в глаза своей жертве. А здесь он открыто приветствует Христа, ничуть не скрывая своих намерений отдать Его в руки слуг первосвященников. Такое поведение можно было бы объяснить полным безразличием Иуды к судьбе преданного им Христа. Но есть обстоятельство, которое не позволяет так упрощенно трактовать Иудин поцелуй. Потому что узнав об осуждении Христа на смерть, Иуда повесился. Вот как описывает это Евангелист Матфей.

Иуда. Николай Ге

“Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.” (Мф 27: 3-5).

Получается парадокс. Если Иуда ненавидел Иисуса или просто окаменел сердцем и был к Нему равнодушен, то почему он покончил с собой? Ведь только смерть того, без кого жизнь теряет всякий смысл, может толкнуть человека на самоубийство. Выходит, Иуда любил Христа? Но тогда почему он с такой легкостью отдал Иисуса в руки тех, кто приговорил Его к смерти?

История с платой за предательство только усугубляет недоумение. Евангельский текст недвусмысленно свидетельствует, что Иуда предал своего Учителя за тридцать сребреников. Но если они были целью и причиной предательства Иуды, то почему после исполнения своего замысла он с такой легкостью возвращает эти сребреники назад? А если они не были для Иуды ценностью, то ради чего он пошел на предательство, стоившее жизни ему самому?

Все эти вопросы возникают оттого, что предательство – это тайна больной души. Предатель вынашивает в сердце свои преступные планы и тщательно скрывает их от окружающих. Иуда никому не открывал своих намерений до самой своей бесславной гибели. И о том, что происходило в его душе, евангелисты, конечно же, не могли знать в точности. Евангелие рассказывает о предательстве очень скупо и это вполне естественно, потому что Евангелие – это история нашего спасения, а не история предательства Иуды. Евангелистам Иуда интересен только в связи с Крестной Жертвой Спасителя, но никак не сам по себе. Поэтому история падения Иуды навсегда останется тайной. Однако это тайна всегда волновала людей. Еще апостолы на Тайной Вечере, когда Господь предупредил, что один из них предаст Его, стали взволновано спрашивать каждый про себя самого: “Не я ли?” И каждый христианин, читая Евангелие, задается этим вопросом: “А я никогда не предавал Христа своими грехами?” К теме предательства обращались и древние христианские толкователи, но особенно часто она стала звучать в творчестве современных богословов и философов. Это неудивительно, потому что время сейчас “очень неверное”, предатели в чести, а верность не в моде.

Однако, поскольку об Иуде сказано в Евангелии очень немного, то и попытка осмыслить его предательство всегда требует реконструкции недостающих фактов с различной степенью вероятности. Такое толкование, конечно, не может претендовать на окончательность или однозначность, но некоторые сведения об Иуде, данные в Библии, могут пролить свет на его мрачную историю. И один важнейший факт, не зная которого невозможно понять внутренних побуждений Иуды, приводит в своем Евангелии апостол Иоанн.

Дело в том, что Иуда был – вор.

…И приобрящу собранная имения…

Вот что Библия говорит о воровстве Иуды: “Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать его, сказал: для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали” (Ин 12:3-6). В греческом подлиннике Евангелия об этом сказано еще категоричнее, потому что словоупотребление греческого языка позволяет понимать слово, переведенное как “носил”, в значении – крал.

Иуда был казначеем апостольской общины. В его распоряжении были довольно значительные суммы, так как среди почитателей Иисуса были богатые женщины, исцеленные Им от злых духов и неизлечимых болезней. Все они служили Христу своим имением. Но так как Господь был абсолютно равнодушен к богатству, пожертвованные деньги большей частью раздавались нищим, за исключением небольших расходов на пропитание самого Христа и его учеников. Вел денежные дела апостолов – Иуда. Раздаваемые нищим суммы не были подотчетными, никто не смог бы проверить, раздал ли Иуда деньги, или присвоил часть их себе. Эта неподотчетность, очевидно, в недобрый час и соблазнила сребролюбивого Иуду. Тратить украденные деньги открыто он, конечно же, не мог. Перекладывать их из ящика в свой карман было бы глупо и неудобно. Очевидно у него было какое-то укромное место, где он хранил наворованное богатство. Об этом кладе как о причине предательства Иуды прямо говорится в литургическом предании Церкви. Вот что поет Церковь в Святой и Великий Четверг на Страстной неделе в одной из стихир утреннего Богослужения:

“Иуда, раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол, от дел явися: последоваше бо Учителю, и на него поучашеся преданию, глаголеша в себе: – предам Того, и приобрящу собранная имения (богатства)…”

Невозможно выяснить точно, когда он впервые запустил руку в апостольскую казну. Но в том, что Иуда украл оттуда гораздо больше, чем тридцать сребреников, можно не сомневаться. Понятно также, что воспользоваться украденным богатством Иуда мог лишь при одном условии: если апостольская община прекратит свое существование. И он добился своего. После ареста Христа даже самые верные и преданные Ему ученики в страхе разбежались кто куда. И вот тут возникает новый ряд несообразностей. Вместо того, чтобы забрать собранное сокровище, присовокупив к нему плату за предательство, и зажить, наконец, в свое удовольствие, Иуда вдруг кончает жизнь самоубийством.

Иуда Искариот, бросающий серебреник. Платон Васильевич Васильев. 1858 г.

Объяснить это можно по-разному. Совершенно очевидно только, что ни тридцать сребреников, ни собранное им ворованное сокровище больше не были для Иуды главной ценностью в жизни. Но что же могло обесценить в глазах вора состояние, которое он планомерно накапливал в течение трех лет? Ответ напрашивается сам собой. Дороже больших денег для вора и сребролюбца только… – очень большие деньги.

Царский казначей

Ученики признали в Христе – Мессию. Но так же, как все иудеи, они видели в Мессии земного правителя, который, придя к власти, сделает Израиль самым сильной и богатой страной на земле. Мессия-царь должен был, по их представлениям, подчинить себе все народы мира. И все многочисленные притчи и объяснения Христа о том, что Царство Его – не от мира сего, не смогли переубедить апостолов. До самого Вознесения Его они были уверены, что Господь станет, наконец, земным царем Израиля. Себя же ученики Христа видели ближайшими помощниками и соправителями Мессии и даже спорили о том, кто из них будет главнее в новом правительстве Израильского царства. Сребролюбивый Иуда, конечно, не был тут исключением.

Если Христос станет царем, то он, Иуда станет царским казначеем, то есть самым влиятельным человеком в Израиле после Мессии. В своих мечтах он уже представлял, как распоряжается не апостольским денежным ящиком, а казной самого богатого государства за всю историю человечества.

Став вором, Иуда поначалу строил планы предательства Христа с целью приобретения собранных денег, как об этом поет Церковь. Но имя Христа становилось в среде народа Израилева все более славным. После небывалого чуда – воскрешения мертвого Лазаря – даже те иудеи, которые раньше пытались побить Христа камнями, увидели в Нем Мессию. Когда Иисус входил в Иерусалим, жители столицы оказывали Ему царские почести, устилая Его путь своими одеждами. После такого приема предавать будущего царя ради наворованных денег практичному и жадному Иуде стало просто невыгодно. Сребролюбие и воровство дотла выжгли его душу. Даже Мессию-царя он собирался использовать как средство для удовлетворения своей страсти к богатству.

И вдруг оказалось, что Христос не собирается царствовать. Израильская казна, до которой оставалась лишь пара шагов, вновь становилась для Иуды недосягаемой. Нужно было срочно принимать какое-то решение, чтобы исправить ситуацию. И решение было принято.

А подсказал его предателю тот, кого Христос называл – “человекоубийцей от начала”. Правда, Иуда не знал тогда, что этот подсказчик в конце концов загонит в петлю и его самого.

Совет сатаны

Все толкователи Священного Писания единодушно утверждают, что Иуда предал Спасителя по прямому внушению диавола. Евангельский текст прямо свидетельствует об этом: “Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа Двенадцати, и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им” (Лк 22:3-4).

В православной аскетике действие диавола на душу человека описывается следующим образом. Злой дух получает доступ к человеку через его страсти (то есть – больные наклонности души). Мысленно он нашептывает, как лучше человеку удовлетворить свое больные желания, и шаг за шагом ведет свою жертву к гибели. Причем, сначала диавол уверяет человека, что грех, дескать, не так уж и велик, а Бог милостив и все простит. Но потом, после совершения греха, злой дух ввергает человека в бездну отчаяния, внушая ему, что грех его – безмерен, а Бог –неумолим. Но что же нашептал сатана Иуде, каким посулом соблазнил его на предательство Христа?

Самой большой страстью Иуды была любовь к богатству – сребролюбие. А самым заветным желанием, возможно – должность министра финансов в царстве Мессии, где он смог бы воровать такие суммы, которые самым удачливым ворам мира даже не снились. И эта заветная цель была уже совсем близко.

Но Христос не спешил становиться религиозным и политическим лидером Израиля. Придя в Иерусалим, Он не стал изгонять первосвященников и старейшин, чтобы по праву занять их место. Все планы Иуды рушились.

В этот момент сатана, очевидно, и подсказал ему мысль, которая толкнула его на предательство. Иуда знал, что первосвященники и фарисеи, боясь Иисуса, дали приказание, что “если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его”. Иуда также знал, что Христос уклонялся от прямого конфликта с властями.

И вот, подстрекаемый сатаной, он решает предать Христа, для того чтобы спровоцировать открытое столкновение первосвященников с Мессией. Победа Иисуса в этом конфликте не вызывает у него и капли сомнения. Ведь он видел всю силу Мессии, видел, как по Его повелению воскресают мертвые, как Ему повинуется буря, как злые духи беспрекословно подчиняются Ему… Кто же сможет убить Мессию? Достаточно одного Его слова, и даже несокрушимые железные легионы Рима развеются без следа, как сухие листья!

Ослепленный жаждой богатства и нашептыванием сатаны, Иуда предает Христа. Но при этом даже мысли не допускает, что Его могут убить. Ведь в Иисусе, победившем первосвященников, была вся его надежда, все упование на будущее.

Хотел ли Иуда смерти Христа? Нет, потому что это было ему невыгодно. Любил ли Иуда Христа? Нет, Иисус был для него всего лишь средством для того, чтобы сказочно разбогатеть. При таком мотиве предательства становится понятным странный способ, избранный предателем, чтобы ночью в Гефсиманском саду указать стражникам на Христа. Поцелуем Иуда просто засвидетельствовал свое почтение царю, который вот-вот победит своих врагов.

“…и во Мне не имеет ничего”

Сатана внушил Иуде, что Христос непременно примет вызов, сметет первосвященников, римских оккупантов и Сам воцарится в Израиле.

Но он обманул Иуду, как и должен был обмануть отец лжи – несчастного, погрязшего в болоте своих страстей и ослепшего от блеска призрачных сокровищ человека. Мысль о том, что Спаситель откажется от Крестного Подвига, соблазнившись земным царством, действительно – сатанинская. Этой мыслью Диавол искушал Христа в пустыне, перед выходом Его на проповедь Евангелия. Эту же мысль злой дух пытался внушить апостолу Петру, когда тот стал отговаривать Христа от Искупительных страданий, и тут же получил от Него жесткую отповедь: “…Отойди от меня, сатана! Ты Мне соблазн! Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое”. Спаситель хорошо знал, кто пытался говорить с Ним через самого преданного ученика.Также знал он и кому поверил Иуда. Перед самым приходом предателя с отрядом стражников Иисус сказал ученикам: “Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего”. Князем мира сего Христос называл, конечно же, не Иуду, а сатану. Который в очередной раз, теперь через ученика-предателя хотел искусить Спасителя соблазном земного владычества. Но Господь шел Крестным Путем, ради которого и пришел в этот мир. Сатана остался ни с чем, а вместе с ним обанкротился и Иуда.

Христос действительно поверг наземь пришедших брать его воинов. Но сделал это лишь для того, чтобы дать уйти ученикам, которые тоже могли пострадать. А после дал себя связать, покорно проследовал до места судилища и к утру, с нарушением практически всех норм иудейского законодательства, был осужден на смерть.

Бесславный конец

Когда Иуда узнал о смертном приговоре, вынесенном Христу, он понял, что все его планы рухнули. Он стал виновником смерти величайшего праведника, он потерял право именоваться учеником Мессии… Но самой страшной потерей, наверное, было то несбывшееся богатство, которое Иуда уже считал своим. В мечтах он уже распределял финансовые потоки, идущие в казну Мессии со всех концов света. Что, в сравнении с этим богатством, тот жалкий клад, который был накоплен вором и предателем за годы проповеди Христа? И, тем более, тридцать сребреников… Он и взял-то их лишь для того, чтобы не спугнуть первосвященников, чтобы они поверили в искренность его желания отдать им Учителя.

Картина Гелия Коржева “Иуда”

Все кончилось для Иуды, все, ради чего он жил, оказалось призраком и ложью, глумливой насмешкой дьявола. И когда в Евангелии мы читаем, что Иуда раскаялся, не нужно обманываться благородным звучанием этого слова.

Предатель оплакивал не Мессию, безвинно отданного им на смерть. Он оплакивал свою несостоявшуюся должность казначея Мессии, которую, как ему казалось, он сам у себя отнял, предав Христа на смерть. Эту потерю он пережить не смог. А на подлинное покаяние оказался неспособен.

Закончить печальный рассказ о предательстве Иуды хочется словами свт. Иоанна Златоуста:

“Заметьте это вы, сребролюбцы, и подумайте, что стало с предателем? Как он и денег лишился, и согрешил, и душу погубил свою? Таково тиранство сребролюбия! Ни серебром не воспользовался, ни жизнию настоящею, ни жизнию будущею, но… удавился.”

На заставке: Иуда. Николай Ге

foma.ru

Жизнь и смерть Иуды, предателя Иисуса Христа

Человечество на протяжении всей истории с одной стороны восторгается великими примерами людской добродетели, жертвенной любви и с другой стороны изумляется низменностью, предательством и злобой падшей человеческой природы.

Приведенное описание жизни Иуды изложено в тексте творений святого Нила Мироточивого согласно восточному преданию. Иуда был родом из селения Искария, за что впоследствии и получил прозвище Искариот. Его отца звали Ровель. Перед зачатием мать Иуды увидела страшный сон, что она зачнет и родит дитя мужского пола, которое станет разрушителем всего иудейского рода. Муж укорил ее за веру в сны. Испуганная женщина послушалась мужа и, не вняв Божьему предупреждению, в ту же ночь зачала, а спустя положенное время родила мальчика. Но воспоминание о страшном сне ее не отпускало, поэтому вместе с мужем они решили избавиться от ребенка, предав его на волю судьбы. Родители Иуды сделали ящик, осмолили, положили туда младенца и бросили в Генисаретское озеро. Напротив их родного селения находился небольшой остров, на котором зимой пастухи пасли овец. К этому острову течение и принесло ящик с младенцем. Пастухи вынули его из воды, накормили овечьим молоком и отдали одной женщине, чтобы та выкормила найденыша. Именно она и назвала мальчика Иудой. Когда ребенок немного полрос, пастухи взяли его от кормилицы и принесли в Искарию, чтобы отдать кому-нибудь на воспитание. Тут им встретился настоящий отец Иуды, Ровель, и, не зная, что это его родной сын, взял его к себе в дом. Родители, скорбевшие о брошенном в воду сыне, очень полюбили Иуду, который был к тому же очень красив лицом. Вскоре у них родился еще один сын, но Иуда стал завидовать младшему брату, опасаясь лишиться наследства. Он стал постоянно обижать его, бить, все более и более разжигаясь злобой и завистью. Наконец, однажды, когда родителей не было дома, он убил брата, бросив в него камень. Испугавшись последствий, Иуда убежал на тот остров, где его вскормили, и здесь поступил на службу в дом знатного эллина. Невестка хозяина соблазнилась красотой Иуды. Он вступил с ней в прелюбодейную связь, а затем, когда все обнаружилось, убил своего покровителя и бежал в Иерусалим. Жаждущий власти и богатства Иуда был принят во дворец Ирода, который полюбил его за ловкость и красивую внешность. Иуда стал управителем дворца и распоряжался царской казной. Родители же, не зная, что он убил брата, очень скорбели о без вести пропавшем сыне. Спустя много лет Ровель с женой переместились в Иерусалим и купили себе рядом с дворцом Ирода дом с великолепным садом. В этом саду цвели прекрасные благоухающие цветы. Иуда вознамерился самовольно сорвать их, не ожидая, что ему – царскому человеку, могут отказать. Хозяин же сада возмутился таким бесстыдством. Тогда заносчивый и гордый Иуда схватил камень, не догадываясь, что поднял руку на своего родного отца, и убил его. Царь Ирод был крайне возмущен поступком Иуды, но поскольку тот прибегнул к защите ходатаев, простил ему убийство, приказав, во исполнение закона, жениться на вдове убитого. Так Иуда вступил в кровосмесительную связь с собственной матерью, у которой родился от него ребенок. Спустя некоторое время Иуда с ужасом узнал, что женат на собственной матери. Тогда же, услышав, что в окрестностях Иерусалима учит Христос, призывая грешников к  покаянию, Иуда присоединился к Нему, чтобы покаяться. Христос принял его в число Своих учеников и сделал казнохранителем и распорядителем над всеми апостолами. Увидев Иуду, Христос сразу понял, что он – человек злой и порочный, но принял его с великой радостью, чтобы уврачевать его душу. Христос лишь однажды, во время Тайной Вечери, намекнул Своим  ученикам, что на самом деле представляет из себя Иуда. И сами апостолы никогда не роптали по поводу того, что творил Иуда, и никогда не жаловались на него Христу, хотя и видели многие его ослушания или бесчиния.  Тогда Иуда был братом апостолов и учеником Христа, и Христос умыл ему ноги, как и прочим апостолам. Господь дал Иуде шанс покаяться и измениться, но тот им не воспользовался. Он, как и все иудеи того времени, ожидал пришествия Мессии, полагая, что это будет могущественный земной царь, и потому с помощью нажитых денег надеялся стать в будущем важным царедворцем. Когда Иуда понял, что Христос не будет властителем земного царства, его любовь превратилась в ненависть и стала расти день ото дня. Иуда не поверил, что Иисус есть Христос, Спаситель мира. Он предал Его иудеям за тридцать сребреников, сказав, чтобы те брали под стражу Того, Кого он поцелует. Увидев же, каким жутким страданиям подвергся Христос, Иуда вернул деньги иудеям, но, по огрубению своей души, не раскаялся, хотя Господь ждал его раскаяния, даже находясь на Кресте. Иуда не пришел ко Кресту. В отчаянии от несбывшихся надежд, униженный ничтожной платой за предательство Спасителя, а это была плата за смерть раба, а не те большие деньги, на которые рассчитывал Иуда, он отправился за город, спустился в овраг и там решил покончить жизнь самоубийством. Бог же не попускал Иуде совершить желаемое, т.е. делал так, что первые попытки самоубийства ему не удавались. Бог, как не помнящий зла, не позволял Иуде умереть, ожидая, что он покается, как разбойник или как блудница. Бог, милосердствуя о нем, повелел ветви, на которой он повесился, приклониться. Но Иуда, порабощенный злом, устроил себе место выше, укоротил петлю и снова бросился вниз. Бог опять нагнул ветвь, не позволяя грешнику умереть без покаяния. Лишь на третий раз удалось Иуде привести свой приговор в исполнение. Таким образом, Иуда Искариот, ненасытный злом, сбросил с третьей степени высоты свое нечистое тело, трижды оскверненное смертным грехом: убийством отца, прелюбодеянием с матерью и убийством брата.

Итак, сделавшись после предательства братом диавола, учеником денницы, быв апостолом и став одним из диаволов, Иуда как бы оторвался и отвалился от части Господней и апостолов, низвергшись в преисподнюю ада.

www.b17.ru

Иуда: зачем из предателя делают героя?

Павел Кузенков 26.04.2016 8051

Трагедия Иуды Искариотского навсегда осталась запечатленной в евангельской истории как назидательный пример страшной судьбы предателя. Но встречается и другое мнение: Иуда, мол, был непонятым героем. В чем ошибочность такого мнения, противоречащего всей христианской традиции, и в чем заключается опасность предательства, расскажет Павел Владимирович Кузенков. Поцелуй Иуды. Джотто

– Павел Владимирович, где берет свое начало идея, что Иуда Искариот не предатель, а тот, кто выполнил «повеление Божие о предательстве»?

– Эта идея берет начало от наивного увлечения формальной логикой. Рассматривая причинно-следственную связь евангельских событий, можно умозаключить, что раз искупительная жертва Господа на Голгофе явилась следствием предательства Иуды, то и грех Иуды играет некую важную роль в божественном Промысле. Существовала даже целая гностическая секта «каинитов» – поклонников Иуды, который якобы совершил «тайну предательства» по поручению Христа.

Но такие рассуждения опровергались святыми отцами. Так, патриарх Фотий приводил в пример императора Диоклетиана: он казнил множество христианских мучеников, которые благодаря этому попали в рай. Но, говорил святитель, мы не благодарим Диоклетиана, ибо для духовной оценки человеческого поступка важен замысел. Всемогущий Бог даже худые замыслы часто направляет ко благу — но это не значит, что злодеи и грешники выполняют волю Божию. Человек совершенно свободен в своем выборе между добром и злом, и за этот выбор он и ответит перед Богом.

Иуда был абсолютно свободен в своем выборе

У того же Иуды был выбор, он был абсолютно свободен. Когда Христос, видя и зная намерение Иуды, сказал ему: «Что делаешь, делай скорее» (Ин. 13:27), он вовсе не побуждал его к предательству. Господь этими словами пытался пробудить совесть Иуды, как бы торопя его с выбором: «Если решился на злодеяние – делай: да – да, нет – нет». Никто из апостолов не понял тогда этих слов, а Иуда, конечно же, понял сразу. В этот момент он еще мог раскаяться – но гордыня пересилила совесть. Впрочем, ненадолго: потом, когда дело уже было сделано, совесть опять заговорила, и голос ее стал настолько невыносимым, что Иуда не смог дальше жить и покончил с собой.

Грех Иуды – не просто сребролюбие, лукавство или зависть. Предательство – это вероломство, измена доверию. Иуда был учеником Господа, он был не просто приближен ко Христу – ему был доверен ящик с деньгами. Понятно, что такое его положение означало особое доверие Господа. И именно его он предал. А предательство доверия есть крайняя форма надругательства над любовью, основе верности. Когда мы любим кого-то, мы полностью доверяем этому человеку, и при этом становимся беззащитными перед его изменой. Если происходит обман в ситуации соперничества, борьбы – такое никто предательством не назовет. Люди постоянно используют в общении уловки или хитрости – но вероломство возникает только там, где они нарушают клятву, обманывают доверившихся им. Прообраз всех подобных предательств – деяние Денницы, высшего ангела, облеченного особым доверием Бога. Именно поэтому написано в Писании об Иуде: «Вошел в него сатана» (Лк. 22:3; Ин. 13:27). Всякий, совершающий предательство, действует по образу сатанинскому.

– Как вы считаете, почему в наши дни многим стала близка и понятна эта ошибочная концепция об Иуде как герое?

– Героизация предателей – это один их самых эффективных способов борьбы с религией. Героизируя предателя или оправдывая каким-то образом его поступки, говоря, что он был движим лучшими намерениями и т.д., можно размыть саму идею веры и любви. Как сейчас, например, относятся к супружеской неверности? Ее ведь перестали воспринимать как предательство! А это значит, что нет и любви. Оскудение же любви, как мы знаем, есть признак приближения конца человеческого рода.Иуда Искариот бросающий сребрянники– Если предательство противопоставляется любви, а любовь подразумевает свободу, то, выходит, нельзя сказать, что у Иуды не было выбора, нельзя сказать, что он был вынужден предать Христа…

– Любое предательство есть реализация свободы. В этом и коварство. Нам нужно просто понять сам смысл слова «свобода». Свобода нужна человеку для того, чтобы избирать истину, избирать верный путь. Если мы избираем путь неверный, ошибочный, греховный, то это отдаляет нас от блага, и свобода становится опасна. Поэтому свобода ценна не сама по себе, а только тогда, когда ведет к истине. В любом практическом деле мы пользуемся свободой только до того момента, когда узнаем, как правильно. И никто в здравом уме не будет отстаивать «свободу» ошибаться при решении задачек по математике или при управлении самолетом.

Свобода духовная нужна человеку для того, чтобы он к истине пришел самостоятельно. Только собственный выбор разумной души угоден Богу. Нельзя силой принудить к добру – хотя иногда и очень хочется… Закон, действующий страхом, необходим лишь как первый шаг в воспитании человека. Но по мере его взросления, по мере выявления образа Божия в человеке главную роль начинает играть совесть. В этом смысл эпохи Благодати, открывшейся с Пришествием Христа. Свобода – необходимое условие для духовного совершенствования, и поэтому она считается одной из важнейших ценностей христианства. Но не сама по себе, а лишь как путь к вере. Верой спасается человек.

Господь хотел пробудить совесть Иуды, как бы говоря: «Ты должен определиться»

Предательство считается одним из самых страшных грехов, поскольку оно отвергает сам принцип веры. Оно – абсолютная противоположность вере и любви. И если Бог есть любовь, а вера спасает, то можно сказать, что сатана – это измена, а вероломство закрывает путь к спасению. Это диаметральные противоположности, и свобода лишь дает возможность выбора в разных направлениях. Есть выбор верности, а есть выбор измены и предательства, за которыми стоят гордыня и эгоизм.

– Может ли эгоизм в человеке быть причиной неверности и предательства?

– Эгоизм – это любовь, замкнутая на самого себя. Потому что есть любовь к самому себе, замкнутая на Боге, ибо сказано: «Любите ближнего как самого себя» (Лк. 10:27). Это такая любовь, которая начинается с самого себя и продолжается дальше, простираясь на ближнего, дальнего и восходя к Богу. А эгоизм – это любовь, которая замкнута на самом себе, а точнее, противопоставлена любви и к ближнему, и к Богу.Христос в Гефсиманском саду. Репин. И. Е. Конец 1880-хОчень опасно состояние общества, в котором культивируется эгоизм. Поскольку любовь только к самому себе не знает ни предательства, ни верности, ни любви. Тем самым разрушаются сами основы социального бытия. Еще в древности Аристотель и другие мыслители говорили, что человеческое общество держится на любви, без которой оно немедленно начинает разрушаться. Эгоисты не жизнеспособны, они быстро погибают сами и губят социальный организм. Поэтому, как показывает история, мягкое, «понимающее» отношение к предателям характерно для гибнущих цивилизаций, а прославление верности – для бурно развивающихся.

Героизация предателей характерна для погибающих, разлагающихся обществ

Как разобщить людей, как сделать их беззащитными? Нужно создать культ свободы, культивировать право выбора как таковое – в том числе и на измену. Ты никому ничего не должен, ты никому ничем не обязан, живи так, как тебе комфортно, делай то, что тебе выгодно. Такие лозунги человеку кажутся удобными, логичными, он действительно обретает большую свободу – но при этом он, часто незаметно для себя, теряет нечто действительно ценное: семью, друзей, родину и, в конечном счете, самого себя. С ним происходит то же, что происходит с Иудой: человек приходит в состояние абсолютной пустоты, бессмысленности своего существования, которое становится невыносимым. Писание говорит: «Лучше бы такому человеку не родиться» (Мф. 26: 24) – настолько страшно это состояние, что даже небытие лучше, чем такое бытие. Именно поэтому предатели обычно заканчивают свою жизнь самым жалким образом.

Предательство одинаково губительно на всех уровнях, от личного до вселенского. Одна из самых известных тем – военные предательства. Какие бы мотивы не стояли за поведением человека, нарушившего присягу, – ему нет оправдания. Возмем, к примеру, фигуру советского генерала Власова, которого иногда пытаются назвать чуть ли не борцом за Православие. Да, действительно, власовская Русская Освободительная Армия использовала религиозную риторику, но в его основе все равно лежало предательство. Власов был верным коммунистом и любимцем Сталина. И согласившись служить нацистам, он совершил безусловное предательство. Все прочее – от лукавого.

Кстати, идея противостояния верности и предательства очень прочно укоренена в политической истории православной России. Она начинается с вероломного убийства Святополком Окаянным своих братьев Бориса и Глеба, а завершается фервальскими событиями 1917 года и подвигом Николая II. И юные князья, и последний император стали жертвами предательства и прославлены народом как страстотерпцы – редчайший лик святости, означающий совершенное подражание Христу.

Вообще говоря, апология предательства характерна для погибающих, разлагающихся обществ. Это идея апокалиптическая. Как мы помним, в Откровении Иоанна Богослова одним из образов разложившегося человечества предстает вавилонская блудница (гл. 17). Но кто такая блудница? Женщина, по определению неспособная на верность и на любовь. Культивирование блуда – такой же яркий символ абсолютного духовного разложения, как и прославление Иуды.

Образ Иуды был излюбленной темой антирелигиозной пропаганды

Характерно, что в XX веке образ Иуды была одной из излюбленных тем в отечественной и мировой культуре. В 1907 году Леонид Андреев создал образ «любящего предателя» – яркое свидетельство глубочайшего духовного раздвоения предреволюционной России. После революции поэт Демьян Бедный сочинил «Новый завет без изъяна», где выставил Иуду оболганным простецом, предавшим Христа «нечаянно». Апология Иуды стала естественным следствием настоящей «эпохи предательств», открывшейся в России в феврале 1917 года и едва не погубившей наше Отечество. Не понимая этого, мы не поймем ни причин поражения Белого движения, ни смысла жестоких и невиданных по масштабу репрессий, ни абсолютной нетерпимости к изменникам в советское время.

Иуда Искариот. Репин И. Е.– Трагическая история Иуды часто вызывает сочувствие людей. Казалось бы, Иуда понял, что за страшный грех он соделал, раскаялся, – но все равно Церковь считает его предателем. Как к этому относиться?

– Предательство потому и рассматривается как тяжелейший проступок, что из него нет выхода. Есть такие грехи, которые необратимы в своих крайних проявлениях. Спасения возможно лишь через искреннее и полное покаяние. Но состояние предателя таково, что именно в тот момент, когда он раскаивается, когда видит весь ужас своего поступка, он не может дальше жить. Пока он не раскаялся, он может обманывать свою совесть, убеждая себя, что это лишь обычная хитрость, стратегия поведения, что так делают все. Но когда человек вдруг осознает, что он предал веру, предал любовь, жизнь ему становится невыносимой. Такое состояние практически невозможно выдержать.

Но и в случае предательства возможно спасение – через сокрушение и чистую, искреннюю веру. Когда апостол Петр отрекся от Христа по малодушию, он тоже, осознав это, впал в страшное отчаяние. Но Господь, предвидя это, предупредил его: «Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя» (Лк. 22:32). Поскольку Иуда был неверующий, он не мог избавиться от постигшей его безысходности. А Петра спасла именно его неоскудевшая вера в бесконечную милость Господа: она не дала ему погрузиться в ужасный омут отчаяния.

Показательно, что именно апостол, прозванный за твердость своей веры «камнем», точнее «утесом», прошел через такое испытание. Господь смирил Петра, самоуверенно говорившего, что готов принять смерть за Учителя, и показал нам всем: смотрите, люди, не гордитесь, не кричите о крепости своей веры, а лучше смиряйтесь и плачьте о своих немощах.

Вера – дар божественной благодати. Но выбор между предательством и верностью всегда стоит перед людьми. Все культуры, в том числе и языческие, возвеличивали героев, которые были верны своему роду, отечеству, верны слову. Верность всегда считалась одним из высших качеств человека, эталоном чести, на котором воспитывали поколения. А те государства и общества, в которых развивалась индифферентность к измене и даже высмеивание верности (как, например, в Советском Союзе в последние годы его существования), быстро прекращали свое существование. Когда предательство теряет свою драматичность, когда входят в моду поговорки типа «не мы такие, жизнь такая», «ничего личного, только бизнес» – именно в такой атмосфере происходит духовное разложение человека и общества.

Отрекшись от Христа, апостол Петр тоже впал в состояние отчаяния – но его спасла вера

Поэтому так важно воспитывать детей на примерах верности. Ведь дети особенно чувствительны ко лжи, к обману. Где-то в возрасте пяти лет ребенок начинает понимать, что можно обманывать, и вот здесь очень важно научить его, что есть хитрость, шутка, игра – а есть предательство. Во время игры можно хитрить: умение распознавать хитрость и выявляет самого ловкого, умелого. Но совсем другое, когда ты начинаешь обманывать людей, которые тебе верят.

 К сожалению, понимание этих базовых вещей размывается из-за того, что новое поколение растет в атмосфере компьютерных игр, фильмов и чатов. Понятия «честно» и «нечестно», оттачиваемые в живом общении подростков, затемняются в атмосфере бездушной виртуальности. Общество потребления жизненно заинтересовано в том, чтобы человек всю жизнь прожил «играючи» – ведь тогда он становится источником дохода. А в игре нет ни предательства, ни любви, только самозабвенный азарт и безответственный расчет на то, что любой «ход» можно отменить. Это очень опасно. В реальной жизни каждый поступок необратим. И такие поступки, как предательство, наносят непоправимую внутреннюю травму.

Беседовал Андрей Головач

sdsmp.ru

Психология предательства в рассказе Леонида Андреева «Иуда Искариот»

Предательство - актуальный вопрос в наше время, в тяжелые дни перепадов людских настроений, в дни сомнений и непонимания людьми друг друга. Потому, возможно, рассказ Л. Андреева, хотя и написанный в начале века, так популярен сегодня: интересна оценка автором мотивов предательства (отличающаяся парадоксальным взглядом), исследуется цель поступка героя и предпосылки к нему.

В основе сюжета рассказа, что мы наблюдаем и в других андреевских произведениях, лежит евангельская история, хотя, как писал Горький, “в первой редакции рассказа “Иуда” у него оказалось несколько ошибок, которые указывали, что он не позаботился прочитать даже Евангелие”. Действительно, используя евангельский сюжет, автор весьма субъективно передал его.

Как же понимать психологию поступка Иуды в рассказе Л. Андреева, что заставило его предать Иисуса, нарушив тем самым, казалось бы, все законы нравственности и морали?

С самого начала и на протяжении всего рассказа рефреном звучат слова “Иуда Предатель”, такое имя укоренилось в сознании людей изначально, и Андреев принимает и использует его, но лишь как “прозвище”, данное людьми. Для писателя Иуда во многом символический предатель.

У Андреева Иуда в самом начале рассказа представлен как весьма отталкивающий персонаж: неприятна уже его внешность (“безобразная бугроватая голова”, странное выражение лица, как бы разделенного пополам), странен переменчивый голос “то мужественный и сильный, то крикливый, как у старой женщины, ругающей мужа, досадно-жидкий и неприятный для слуха”. Отталкивают его слова, “как гнилые и шероховатые занозы ”.

Итак, с самого начала повествования мы видим, как порочна природа Иуды, преувеличено его безобразие, асимметричность его черт. А в дальнейшем поступки Иуды будут удивлять нас своей несуразностью: в разговорах с учениками он то молчалив, то чрезвычайно добр и радушен, что даже пугает многих его собеседников. С Иисусом Иуда подолгу не разговаривал, но Иисус любил Иуду, как и других своих учеников, часто искал глазами Иуду и интересовался им, хотя Иуда, казалось бы, недостоин этого. Рядом с Иисусом он выглядел низким, глупым и неискренним. Иуда постоянно лгал, так что нельзя было знать, правду говорит он в очередной раз или лжет. Вполне можно объяснить великий грех Иуды — предательство Учителя своего - натурой Иуды. Ведь возможно, что его зависть к чистоте, непорочности Иисуса, его неоганиченной доброте и любви к людям, на которые Иуда не способен, привели к тому, что он решил погубить своего учителя.

Но это лишь первое впечатление от рассказа Л. Андреева. Почему автор в начале рассказа и потом много раз сравнивает Иисуса и Иуду? “Он (Иуда) был худощав, хорошего роста, почти такого же, как Иисус”, т. е. писатель ставит в один ряд два таких; казалось бы, противоположных образа, он сближает их. Между Иисусом и Иудой, как кажется, существует какая-то связь, они постоянно соединены невидимой ниточкой: глаза их часто встречаются, и мысли друг друга они почти угадывают. Иисус любит Иуду, хотя и предвидит предательство с его стороны. Но и Иуда, Иуда тоже любит Иисуса! Он любит его безмерно, он благоговеет перед ним. Он внимательно вслушивается в каждую его фразу, чувствуя в Иисусе какую-то мистическую власть, особенную, заставляющую каждого слушающего его преклоняться перед Учителем. Когда же Иуда обвинил людей в порочности, лживости и ненависти друг к другу, Иисус стал отдаляться от него. Иуда чувствовал это, воспринимая все очень болезненно, что тоже подтверждает неограниченную любовь Иуды к своему Учителю.

Поэтому не удивляет стремление Иуды приблизиться к нему, быть постоянно рядом с ним. Возникает мысль, не явилось ли предательство Иуды способом приблизиться к Иисусу, но совершенно особым, парадоксальным путем. Учитель погибнет, уйдет из этого мира Иуда, и там, в другой жизни, они будут рядом: не будет Иоанна и Петра, не будет других учеников Иисуса, будет лишь Иуда, который, он уверен, больше всех любит своего Учителя.

При чтении рассказа Л. Андреева нередко возникает мысль, что миссия Иуды предопределена. Ни один из учеников Иисуса не смог бы вынести такое, не смог бы принять на себя такую участь.

Действительно, у Андреева образы других учеников - лишь символы. Так, Петр ассоциируется с камнем: где бы он ни был, что бы он ни делал, - везде используется символика камня, даже с Иудой он состязается в кидании камней. Иоанн — любимый ученик Иисуса - это нежность, хрупкость, чистота, духовная красота. Фома прямодушен, тугодум, в действительности, - Фома неверующий. Даже глаза Фомы пусты, прозрачны, в них не задерживается мысль. Так же символичны образы других учеников: никто из них не смог бы предать Иисуса. Иуда - вот тот избранник, которому выпала эта участь, и только он способен на сотворчество в подвиге Иисуса - он тоже приносит себя в жертву.

Заранее зная о том, что он предаст Иисуса, совершит такой тяжкий грех, он борется с этим: лучшая часть его души борется с предначертанной ему миссией. И душа не выдерживает: победить предопределение невозможно. Итак, Иуда знал, что будет совершено предательство, будет смерть Иисуса и что он убьет себя после этого, он даже наметил место для смерти. Он спрятал деньги, чтобы потом бросить их первосвященникам и фарисеям — то есть вовсе не в алчности была причина предательства Иуды.

Совершив злодеяние, Иуда обвиняет в этом... учеников. Его поражает то, что, когда учитель умер, они могли есть и спать, могли продолжать прежнюю жизнь без Него, без своего Учителя. Иуде же кажется, что жизнь бессмысленна после смерти Иисуса. Оказывается, Иуда не настолько бессердечен, как мы думали сначала. Любовь к Иисусу открывает многие скрытые дотоле положительные его черты, непорочные, чистые стороны его души, которые, однако, обнаруживаются лишь после смерти Иисуса, равно как со смертью Иисуса открывается предательство Иуды.

Парадоксальная совокупность предательства и проявления лучших качеств в душе героя объясняется только предопределением свыше: Иуда не может победить его, но он и не может не любить Иисуса. И вся психология предательства заключается тогда в борьбе личности с предопределением в борьбе Иуды с предначертанной ему миссией

mirznanii.com

Почему Иуда предал Христа?

О предательстве Иуды Искариота – архимандрит Сильвестр (Стойчев), профессор КДА.

Идет Страстная седмица. Каждый день вспоминается какое-либо евангельское событие. В Великий Четверг читается Евангелие, в котором повествуется и о прощальной беседе, и о Тайной Вечере, и о предательстве Иуды…

Иуда. Апостол и предатель. Фигура, вызывающая глубокое негодование, даже отвращение, и при этом трагическая.

В Писании ничего не сказано о призвании Иуды. Апостол, так сказать, без предыстории… Говорится, что «он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали» (Ин. 12:6).В основном имя Иуды упоминается в повествовании о последних днях земной жизни Иисуса Христа. Иуда: вор, лицемер, предатель. И все же он был с Господом все 3,5 года и состоял в числе 12… Чего он ждал от Христа? Чего хотел от Него? Зачем следовал за Ним?

Мы не поймем этого, если будем рассматривать Иуду отдельно от 12 апостолов. Посмею предположить, что его чаяния были такими же, как и остальных апостолов. Я имею в виду ожидание славы и торжества. Согласно Евангелию, эти ожидания двенадцати, споры о первенстве, о своем положении, о желании сесть по правую и по левую сторону не оставляют апостолов вплоть до последних дней жизни Христа. Иисус уже «грядет на вольную смерть», а у апостолов нет-нет да и вспыхнут споры о чести, о месте, о первенстве.

И в этом смысле Иуда, хотя Писание не говорит о его участии в этих спорах, переживает о том же: о славе, о месте, о вознаграждении… Иоанн Богослов говорит, что Иуда был вор (Ин. 12:6). Видимо, как хранитель ковчежца с деньгами, Иуда временами награждал сам себя. Свт. Иннокентий Херсонский с соответственным ему красноречием писал, что этот ковчежец стал для Иуды своеобразным ковчегом завета. Только не с Богом, а с диаволом, так как ковчежец с монетами символизировал все, чего на самом деле хотел Иуда.

Три с половиной года – немалый срок. Учитывая постоянное странствование и связанные с этим лишения, эти годы переносились с трудом, а ожидаемое торжество так и не наступало... Если попытаться понять психологию поступка Иуды, то, прежде всего, следует ответить на вопрос, веровал ли он в мессианство Христа? И ответ будет положительным. В противном случае и следование за Иисусом, и вхождение в число избранных теряет смысл. Если бы Иуда не верил в мессианство Христа, он бы за Ним не пошел.

У некоторых персонажей есть такая черта характера: «получить все и сразу». В противном случае постигают сомнение, разочарование, озлобление. Иуда был из таковых… Поэтому хотя он последовал за Христом и провел с Ним три с половиной года, но, в конце концов, начал сомневаться. Сомнение, отсутствие ожидаемого – вот основной лейтмотив действий Иуды.

Богословами и библеистами разных конфессий высказывались всевозможные точки зрения на мотивацию Иуды. Условно можно выделить два основных ответа:

1. Иуда, сначала поверив в Христа, потом разочаровывается, перестает верить. И им движет ненависть к Иисусу, желание получить удовлетворение за потраченные годы, силы, за неисполненные ожидания и мечты. То есть по сути Иуда банально хочет отомстить Тому, с Кем он связывает крушение своих надежд. И получение 30 серебряников в этой страшной схеме предательства далеко не главное (это не такая уж и большая сумма). 30 серебряников – лишь небольшая компенсация за 3,5 года… Но важнее отомстить ненавидимому.

2. Иуда не оставляет надежды на воцарение Христа. Он продолжает верить, что Иисус может победить всех врагов. Ведь Он творил чудеса, свидетелем которых был Иуда. Поэтому апостол ищет возможности спровоцировать Христа на явление Себя в силе и славе. То есть Иуда создает провокативную ситуацию, в которой, как он ожидал, Христос вынужден будет явить всю Свою силу, и, таким образом, произойдет торжество Христа и его учеников. Следовательно, Иуда стремился получить чаемое при помощи своеобразного марш-броска. Такой точки зрения на мотивацию Иуды придерживался известный дореволюционный публицист прот. Павел Алфеев. Также упоминает это мнение в своей книге «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа» свт. Иннокентий Херсонский.

Иуда и предатель, и лицемер. Он принял решение предать Христа, но при этом присутствует как ни в чем не бывало на Тайной Вечере. И когда Христос говорит ученикам, что один из них предаст Его, вместе с другими взволнованными апостолами Иуда вопрошает: «Не я ли, Господи?»

Возникает вопрос: зачем врагам Христовым понадобился Иуда? Неужели они не могли найти и арестовать Его сами? Вспомним Вход Господень в Иерусалим. Христа встречают толпы. День Тайной Вечери и последующие дни – период приготовлений и сам праздник ветхозаветной Пасхи, то есть то время, когда Иерусалим переполнен приезжими, многие из которых видели и слышали Христа в других местах Палестины. Иными словами, первосвященники и их сторонники боялись общественных беспорядков, в случае если они решатся арестовать Христа перед народом. Поэтому им нужно было удобное время и удобное место. Иуда указал им и то, и другое.

Однако зачем Иуда пошел сам с врагами Христовыми? Неужели они не знали, как выглядит Иисус, и не смогли бы Его арестовать? Иуда вполне мог обойтись, так сказать, наводкой: Он там-то в такое-то время будет одет в то-то...

Ведь преступники, как правило, предпочитают не светиться. Иуда мог бы взять свои 30 серебряников и уйти восвояси. Но нет… Думаю, ответ на эти недоумения нужно искать в своеобразной психологии тех, кто испытывает к кому-то сильную ненависть и желание навредить. Тут ключевым моментом является даже не сам наносимый вред, а своеобразное торжество! Мол, вот посмотри и пойми, кто Тебе это сделал! Знай, кто источник Твоей беды! Именно ради этого сиюминутного ликования над уничижаемым и желает Иуда лично предать (в смысле передать) Иисуса врагам.

Иуда раскаялся. И повесился. Почему так? Он раскаялся, но не покаялся… То есть понял, что погубил невинного, но при этом апостол не исправляет образ мыслей (покаяние). Можно сказать, что Иуда поступает как атеист. Он может признать свою неправоту, свое преступление, но не в силе покаяться, так как не верит в Бога милующего, в Бога прощающего, в Бога восстанавливающего. Для него за раскаянием следует отчаяние, выхода из которого нет. Можно предположить, что Иуда не ожидал раскаяния. Он был уверен, что ничего с ним не случится.

Для иллюстрации этой мысли можно воспользоваться образом Смердякова из «Братьев Карамазовых». Достоевский отлично показал действие этого неожиданного эффекта на убийцу. Смердяков в Бога не верил. Как и в совесть. Он думал, что убьет старика Карамазова, но никаких мучений не будет (как может мучать то, чего нет?). Оказалось же, что-то его грызет, мучает. Смердяков все равно в Бога не уверовал. Так что избавление от мучений только одно – повеситься. И Иуда, и Смердяков так и сделали.

Архимандрит Сильвестр (Стойчев)

pravlife.org

ИУДА: ЗАЧЕМ ИЗ ПРЕДАТЕЛЯ ДЕЛАЮТ ГЕРОЯ?

Статьи - Библейский персонаж

Трагедия Иуды Искариотского навсегда осталась запечатленной в евангельской истории как назидательный пример страшной судьбы предателя. Но встречается и другое мнение: Иуда, мол, был непонятым героем. В чем ошибочность такого мнения, противоречащего всей христианской традиции, и в чем заключается опасность предательства, расскажет Павел Владимирович Кузенков. 

Поцелуй Иуды. Джотто

– Павел Владимирович, где берет свое начало идея, что Иуда Искариот не предатель, а тот, кто выполнил «повеление Божие о предательстве»?

– Эта идея берет начало от наивного увлечения формальной логикой. Рассматривая причинно-следственную связь евангельских событий, можно умозаключить, что раз искупительная жертва Господа на Голгофе явилась следствием предательства Иуды, то и грех Иуды играет некую важную роль в божественном Промысле. Существовала даже целая гностическая секта «каинитов» – поклонников Иуды, который якобы совершил «тайну предательства» по поручению Христа.

Но такие рассуждения опровергались Святыми Отцами. Так, патриарх Фотий приводил в пример императора Диоклетиана: он казнил множество христианских мучеников, которые благодаря этому попали в рай. Но, говорил святитель, мы не благодарим Диоклетиана, ибо для духовной оценки человеческого поступка важен замысел. Всемогущий Бог даже худые замыслы часто направляет ко благу — но это не значит, что злодеи и грешники выполняют волю Божию. Человек совершенно свободен в своем выборе между добром и злом, и за этот выбор он и ответит перед Богом.

Иуда был абсолютно свободен в своем выборе. У него был выбор. Когда Христос, видя и зная намерение Иуды, сказал ему: «Что делаешь, делай скорее» (Ин. 13:27), он вовсе не побуждал его к предательству. Господь этими словами пытался пробудить совесть Иуды, как бы торопя его с выбором: «Если решился на злодеяние – делай: да – да, нет – нет». Никто из апостолов не понял тогда этих слов, а Иуда, конечно же, понял сразу. В этот момент он еще мог раскаяться – но гордыня пересилила совесть. Впрочем, ненадолго: потом, когда дело уже было сделано, совесть опять заговорила, и голос ее стал настолько невыносимым, что Иуда не смог дальше жить и покончил с собой.

Грех Иуды – не просто сребролюбие, лукавство или зависть. Предательство – это вероломство, измена доверию. Иуда был учеником Господа, он был не просто приближен ко Христу – ему был доверен ящик с деньгами. Понятно, что такое его положение означало особое доверие Господа. И именно его он предал. А предательство доверия есть крайняя форма надругательства над любовью, основе верности. Когда мы любим кого-то, мы полностью доверяем этому человеку, и при этом становимся беззащитными перед его изменой. Если происходит обман в ситуации соперничества, борьбы – такое никто предательством не назовет. Люди постоянно используют в общении уловки или хитрости – но вероломство возникает только там, где они нарушают клятву, обманывают доверившихся им. Прообраз всех подобных предательств – деяние Денницы, высшего ангела, облеченного особым доверием Бога. Именно поэтому написано в Писании об Иуде: «Вошел в него сатана» (Лк. 22:3; Ин. 13:27). Всякий, совершающий предательство, действует по образу сатанинскому.

– Как вы считаете, почему в наши дни многим стала близка и понятна эта ошибочная концепция об Иуде как герое?

– Героизация предателей – это один их самых эффективных способов борьбы с религией. Героизируя предателя или оправдывая каким-то образом его поступки, говоря, что он был движим лучшими намерениями и т.д., можно размыть саму идею веры и любви. Как сейчас, например, относятся к супружеской неверности? Ее ведь перестали воспринимать как предательство! А это значит, что нет и любви. Оскудение же любви, как мы знаем, есть признак приближения конца человеческого рода.

Иуда Искариот бросающий сребрянники

– Если предательство противопоставляется любви, а любовь подразумевает свободу, то, выходит, нельзя сказать, что у Иуды не было выбора, нельзя сказать, что он был вынужден предать Христа…

– Любое предательство есть реализация свободы. В этом и коварство. Нам нужно просто понять сам смысл слова «свобода». Свобода нужна человеку для того, чтобы избирать истину, избирать верный путь. Если мы избираем путь неверный, ошибочный, греховный, то это отдаляет нас от блага, и свобода становится опасна. Поэтому свобода ценна не сама по себе, а только тогда, когда ведет к истине. В любом практическом деле мы пользуемся свободой только до того момента, когда узнаем, как правильно. И никто в здравом уме не будет отстаивать «свободу» ошибаться при решении задачек по математике или при управлении самолетом.

Свобода духовная нужна человеку для того, чтобы он к истине пришел самостоятельно. Только собственный выбор разумной души угоден Богу. Нельзя силой принудить к добру – хотя иногда и очень хочется… Закон, действующий страхом, необходим лишь как первый шаг в воспитании человека. Но по мере его взросления, по мере выявления образа Божия в человеке главную роль начинает играть совесть. В этом смысл эпохи Благодати, открывшейся с Пришествием Христа. Свобода – необходимое условие для духовного совершенствования, и поэтому она считается одной из важнейших ценностей христианства. Но не сама по себе, а лишь как путь к вере. Верой спасается человек.

Предательство считается одним из самых страшных грехов, поскольку оно отвергает сам принцип веры. Оно – абсолютная противоположность вере и любви. И если Бог есть любовь, а вера спасает, то можно сказать, что сатана – это измена, а вероломство закрывает путь к спасению. Это диаметральные противоположности, и свобода лишь дает возможность выбора в разных направлениях. Есть выбор верности, а есть выбор измены и предательства, за которыми стоят гордыня и эгоизм.

– Может ли эгоизм в человеке быть причиной неверности и предательства?

– Эгоизм – это любовь, замкнутая на самого себя. Потому что есть любовь к самому себе, замкнутая на Боге, ибо сказано: «Любите ближнего как самого себя» (Лк. 10:27). Это такая любовь, которая начинается с самого себя и продолжается дальше, простираясь на ближнего, дальнего и восходя к Богу. А эгоизм – это любовь, которая замкнута на самом себе, а точнее, противопоставлена любви и к ближнему, и к Богу.

Христос в Гефсиманском саду. Репин. И. Е. Конец 1880-х

Очень опасно состояние общества, в котором культивируется эгоизм. Поскольку любовь только к самому себе не знает ни предательства, ни верности, ни любви. Тем самым разрушаются сами основы социального бытия. Еще в древности Аристотель и другие мыслители говорили, что человеческое общество держится на любви, без которой оно немедленно начинает разрушаться. Эгоисты не жизнеспособны, они быстро погибают сами и губят социальный организм. Поэтому, как показывает история, мягкое, «понимающее» отношение к предателям характерно для гибнущих цивилизаций, а прославление верности – для бурно развивающихся.

Как разобщить людей, как сделать их беззащитными? Нужно создать культ свободы, культивировать право выбора как таковое – в том числе и на измену. Ты никому ничего не должен, ты никому ничем не обязан, живи так, как тебе комфортно, делай то, что тебе выгодно. Такие лозунги человеку кажутся удобными, логичными, он действительно обретает большую свободу – но при этом он, часто незаметно для себя, теряет нечто действительно ценное: семью, друзей, родину и, в конечном счете, самого себя. С ним происходит то же, что происходит с Иудой: человек приходит в состояние абсолютной пустоты, бессмысленности своего существования, которое становится невыносимым. Писание говорит: «Лучше бы такому человеку не родиться» (Мф. 26:24) – настолько страшно это состояние, что даже небытие лучше, чем такое бытие. Именно поэтому предатели обычно заканчивают свою жизнь самым жалким образом. Предательство одинаково губительно на всех уровнях, от личного до вселенского. Одна из самых известных тем – военные предательства. Какие бы мотивы не стояли за поведением человека, нарушившего присягу, – ему нет оправдания. Возмем, к примеру, фигуру советского генерала Власова, которого иногда пытаются назвать чуть ли не борцом за Православие. Да, действительно, власовская Русская Освободительная Армия использовала религиозную риторику, но в его основе все равно лежало предательство. Власов был верным коммунистом и любимцем Сталина. И согласившись служить нацистам, он совершил безусловное предательство. Все прочее – от лукавого.

Кстати, идея противостояния верности и предательства очень прочно укоренена в политической истории православной России. Она начинается с вероломного убийства Святополком Окаянным своих братьев Бориса и Глеба, а завершается фервальскими событиями 1917 года и подвигом Николая II. И юные князья, и последний император стали жертвами предательства и прославлены народом как страстотерпцы – редчайший лик святости, означающий совершенное подражание Христу.

Вообще говоря, апология предательства характерна для погибающих, разлагающихся обществ. Это идея апокалиптическая. Как мы помним, в Откровении Иоанна Богослова одним из образов разложившегося человечества предстает вавилонская блудница (гл. 17). Но кто такая блудница? Женщина, по определению неспособная на верность и на любовь. Культивирование блуда – такой же яркий символ абсолютного духовного разложения, как и прославление Иуды.

Характерно, что в XX веке образ Иуды была одной из излюбленных тем антирелигиозной пропаганды в отечественной и мировой культуре. В 1907 году Леонид Андреев создал образ «любящего предателя» – яркое свидетельство глубочайшего духовного раздвоения предреволюционной России. После революции поэт Демьян Бедный сочинил «Новый завет без изъяна», где выставил Иуду оболганным простецом, предавшим Христа «нечаянно». Апология Иуды стала естественным следствием настоящей «эпохи предательств», открывшейся в России в феврале 1917 года и едва не погубившей наше Отечество. Не понимая этого, мы не поймем ни причин поражения Белого движения, ни смысла жестоких и невиданных по масштабу репрессий, ни абсолютной нетерпимости к изменникам в советское время.

Иуда Искариот. Репин И. Е.

– Трагическая история Иуды часто вызывает сочувствие людей. Казалось бы, Иуда понял, что за страшный грех он соделал, раскаялся, – но все равно Церковь считает его предателем. Как к этому относиться?

– Предательство потому и рассматривается как тяжелейший проступок, что из него нет выхода. Есть такие грехи, которые необратимы в своих крайних проявлениях. Спасения возможно лишь через искреннее и полное покаяние. Но состояние предателя таково, что именно в тот момент, когда он раскаивается, когда видит весь ужас своего поступка, он не может дальше жить. Пока он не раскаялся, он может обманывать свою совесть, убеждая себя, что это лишь обычная хитрость, стратегия поведения, что так делают все. Но когда человек вдруг осознает, что он предал веру, предал любовь, жизнь ему становится невыносимой. Такое состояние практически невозможно выдержать.

Но и в случае предательства возможно спасение – через сокрушение и чистую, искреннюю веру. Когда апостол Петр отрекся от Христа по малодушию, он тоже, осознав это, впал в страшное отчаяние. Но Господь, предвидя это, предупредил его: «Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя» (Лк. 22:32). Поскольку Иуда был неверующий, он не мог избавиться от постигшей его безысходности. А Петра спасла именно его неоскудевшая вера в бесконечную милость Господа: она не дала ему погрузиться в ужасный омут отчаяния.

Показательно, что именно апостол, прозванный за твердость своей веры «камнем», точнее «утесом», прошел через такое испытание. Господь смирил Петра, самоуверенно говорившего, что готов принять смерть за Учителя, и показал нам всем: смотрите, люди, не гордитесь, не кричите о крепости своей веры, а лучше смиряйтесь и плачьте о своих немощах.

Вера – дар божественной благодати. Но выбор между предательством и верностью всегда стоит перед людьми. Все культуры, в том числе и языческие, возвеличивали героев, которые были верны своему роду, отечеству, верны слову. Верность всегда считалась одним из высших качеств человека, эталоном чести, на котором воспитывали поколения. А те государства и общества, в которых развивалась индифферентность к измене и даже высмеивание верности (как, например, в Советском Союзе в последние годы его существования), быстро прекращали свое существование. Когда предательство теряет свою драматичность, когда входят в моду поговорки типа «не мы такие, жизнь такая», «ничего личного, только бизнес» – именно в такой атмосфере происходит духовное разложение человека и общества.

Поэтому так важно воспитывать детей на примерах верности. Ведь дети особенно чувствительны ко лжи, к обману. Где-то в возрасте пяти лет ребенок начинает понимать, что можно обманывать, и вот здесь очень важно научить его, что есть хитрость, шутка, игра – а есть предательство. Во время игры можно хитрить: умение распознавать хитрость и выявляет самого ловкого, умелого. Но совсем другое, когда ты начинаешь обманывать людей, которые тебе верят.

К сожалению, понимание этих базовых вещей размывается из-за того, что новое поколение растет в атмосфере компьютерных игр, фильмов и чатов. Понятия «честно» и «нечестно», оттачиваемые в живом общении подростков, затемняются в атмосфере бездушной виртуальности. Общество потребления жизненно заинтересовано в том, чтобы человек всю жизнь прожил «играючи» – ведь тогда он становится источником дохода. А в игре нет ни предательства, ни любви, только самозабвенный азарт и безответственный расчет на то, что любой «ход» можно отменить. Это очень опасно. В реальной жизни каждый поступок необратим. И такие поступки, как предательство, наносят непоправимую внутреннюю травму.

Павел Кузенков

Беседовал Андрей Головач

Сретенская Духовная Семинария

hram-troicy.prihod.ru


Смотрите также




MnogoStatusov.RU


Поделиться с Друзьями



Если тебе понравились статусы жми кнопки




Нравится







Популярные статусы

Популярные статусы

{topusers1}
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031